// лаки адс подключение скрипта

Новая война воров в законе или зачем вернулся непрощенный Махо (новости про воров в законе)

Криминальный мир в России ждут большие перемены: бывший опасный бандит и вор в законе Илья Георгиевич Симония, он же Махо, снова набирает силу и авторитет после многих лет забвения. Сейчас преступнику 62 года, он здоров, энергичен и намерен получить контроль над Сибирью. Он не забыл, как чуть более 25 лет назад контролировал всю Иркутскую область, а его злейшие враги отняли драгоценный титул, власть и авторитет. Но сейчас, когда большинство из них были убиты, он снова набирает сторонников для возвращения своего прежнего положения.

Злейшие враги Махо

Илья Симония — известная во всей Сибири воровская персона. Вожделенный титул вора в законе грузинский малолетний преступник получил еще до совершеннолетия и до сих пор неукоснительно следует преступному кодексу. Главные из его постулатов: не иметь семьи (важно не иметь слабых мест и точек давления), и ни при каких обстоятельствах не сотрудничать с правоохранительным органами. Махо настолько сильно чтил воровские законы, что в очередной раз был упрятан за решетку только потому, что не ходил отмечаться к участковому.

Но даже это не помогло ему удержать титул настоящего вора в законе. В далеком 1993 году два самых могущественных лица преступного мира Япончик и Дед Хасан лишили Махо прежнего авторитета из-за серьезного конфликта, в котором было задействовано много других бандитов.

По сообщению криминального портала «Прайм Крайм», начало ожесточенного конфликта между Иваньковым и Симонией было положено еще в 80-ых в те годы, когда оба преступника мотали свой очередного срок в тулунской тюрьме.

Каждый из воровских авторитетов имел за спиной сторонников, состоявших в основном из действующих заключенных и уже освободившихся бандитов. Иваньков первым начал раздувать конфликт, назвав группировку Махо «лаврушниками» из-за того, что, по его мнению, сторонники Симонии покупали себе титул «вора в законе» за деньги. Ситуация осложнилась после того, как Япончик отказался публично признать громкий воровской титул самого Махо. Иваньков считал, что человек, ранее бывший комсомольцем и совершивший убийство по найму, не может стать настоящим вором в законе.

Симония в долгу оставаться не любил, поэтому попытался организовать заговор против Япончика, целью которого было публичное лишение Иванькова воровского титула и последующее за этим убийство. До тех пор, пока Махо и Япончик находились в заключении, конфликт сдерживали тюремные стены. Но в начале 90-ых оба авторитета вышли на свободу.

Кроме личных совместных претензий, Махо и Япончик имели один общий предмет притязаний – Иркутская область (одна и из самых крупных областей во всей России). Симония выбрал местом своей деятельности город Иркутск и сразу же взялся за вербовку местных ОПГ, независимо от их размера и идей. Главной целью являлось привлечение как можно большего количества сторонников, признававших авторитет и воровской титул Махо. С такой мощной и многочисленной группировкой, Махо пытался всячески препятствовать Япончику, который также короновал своих приближенных.

Время войны

Япончик был в курсе большинства ключевых шагов Махо, поэтому предпринял серьезный шаг: короновал ворами в законе Бойца (Сергей Бойцова) и Александра Моисеева (Масю). Симония, понимая, насколько сильна конкуренция трех объединившихся воров в законе, инициирует воровскую сходу в Тбилиси в 1990 году. По сфабрикованному делу на сходке Масю лишают воровского титула и приговаривают к смертной казни. Через несколько дней после этой сходки Александр Моисеев на автомобиле подорвется на противотанковой мине такой мощи, что распознать человека по останкам сможет только экспертиза.

Сказать, что Иваньков был в ярости – не сказать ничего. Он решает, что конфликт пора заканчивать и рассылает зонам послание или «прогон», где аргументирует, почему Махо не имеет права зваться вором в законе и его необходимо устранить. Параллельно с этим Япончик организовывает несколько безуспешных покушений на своего врага.

Махо, понимая, что дело запахло жаренным, решает искать поддержки у московских бандитов. И даже, казалось бы, ее получает. Но от этого Симонии легче не становится, и он также решает обратиться к питерскому криминалитету, но безуспешно.

Поскольку к конфликту между Япончиком и Махо было привлечено слишком много авторитетных бандитов, чтобы спустить дело на нет, в декабре 1993 году в одном из крутых московских ресторанов вновь собирается воровская сходка. Вопреки ожиданиям Махо, дело на встрече принимает оборот против него. Авторитетный вор в законе дед Хасан поддержал предложение Япончика лишить Махо воровского титул. Грузин Симония тут же полез в драку с Хасаном, но был быстро удержан другими членами сходки. На воровском голосовании Махо почти никто не поддержал, и он был вынужден с позором покинуть ресторан.

Взвесив все за и против Махо понял, что его единственный способ сохранить себе жизнь – это уйти в затишье. Сразу после того, как Симония был раскоронован, вся его группировка утратила авторитет в Иркутской области и крышевании общака. С того момента главным претсупником в Иркутской области стал Тюрик – новоиспеченный вор в законе, которого короновал сам Япончик незадолго до свержения Махо.

Единственной надеждой на укрепление позиций залегшего на дно Симонии оставался его давний сторонник – вор в законе Скот Тбилисский (Паат Гудашаури). Но весной 1994 он был расстрелян из автомата Калашникова людьми Япончика. Таким образом последний хотел отмстить Махо за смерть своего друга Маси. Чуть позже летом в Сочи на автомобиль, в котором ехал Симония ВАЗ 2109 был совершено покушение. Неизвестные положили шину на дорогу и начали ожесточенно расстреливать буксующий автомобиль. Водитель от множества пулевых ран погиб на месте, а Махо каким-то чудом удалось выбраться из-под обстрела и скрыться.

Ввиду такого яростного покушения Симония решает затаиться в городе на Неве, но он все еще не теряет надежды на удержание власти в Иркутской области даже дистанционно. Для этого Махо периодически засылает немногочисленных приспешников в Иркутск для новой вербовки. Но после того, как его соратники, криминальные авторитеты, оказываются расстреляны в собственном доме, амбициозные надежды Махо умирают.

Шаг назад

После череды неудач, Махо ложится на дно, и много лет преступное сообщество не получает о нем новостей. Известно только, что в 1997 году Симония решает навестить свою бывшую вотчину – Иркутск, но местные авторитеты и бывшие соратники встречают его очень холодно. Жить вору как-то надо, поэтому он создает новую банду, состоящую из мелких преступников, и самолично выходит на большую дорогу, грабить фуры дальнобойщиков. Здесь удача снова показывает Махо спину, и он попадается в руки милиции.

Отсидев год с небольшим за мелкий грабеж и сделав в тюрьме определенные выводы, Илья Симония понимал, что вернуть прежний титул в Иркутске ему уже не удастся, и тогда он решил податься в Москву. Но именно в этом регионе его заклятые враги были максимально сильны, поэтому попытки Махи вернуть себе титула вора в законе не увенчались успехом.

За десять с небольшим лет тишины, в 2009 году Илья Симония впервые после того, как был раскоронован, появляется в официальных сводках новостей. Как выяснилось, грузинский преступный элемент сколотил небольшую банду, состоявшую из воров-барсеточников и на Ленинградском шоссе обворовывал машины женщин. При этом ОПГ была быстро поймана, все преступники задержаны и получили немаленькие тюремные сроки. Как ни странно, легче всего отделался Махо, поскольку в этих делах с автомобильными кражами он проходил как водитель. Итог – 5 лет колонии и то только потому, что Симония к тому времени уже был вором-рецидивистом.

Незадолго до того, как Махо со своей группировкой был задержан на севере белокаменной, примерно в том же районе столицы заклятый враг Симонии – Япончик получил огнестрельное ранение, от которого впоследствии он скончается. 28 июля Вячеслав Иваньков покидал заведение «Тайский слон», и здесь же получил пулю в паховую область. Япончик был тут же госпитализирован, больше месяца врачи боролись за его жизнь. Но уже в начале осени вор в законе перенес клиническую смерть, после чего скончался от острого перитонита. Отметим, что убийство Иванькова до сих является нераскрытым и загадочным делом на сегодня. В нем практически отсутствуют зацепки для следователей и указан слишком большой круг подозреваемых, главным из которых является Илья Симония.

С точки зрения следствия в данном вопросе сходилось все: и многолетняя вражда двух авторитетных воров в законе, и место преступления (север Москвы), и даже наемное убийство, которое когда-то давно якобы совершил Махо. Следователи по делу убийства Япончика много раз пытались сотрудничать с грузинским преступником, но Симония слишком крепко чтил воровские законы, чтобы согласиться хоть на какое-то сотрудничество со следствием. Он также отказался давать какие-либо показания после того, как его специально ради дела Япончика этапировали из Тюмени в Москву. Но и здесь Махо остался верен своим принципам.

Проклятие Махо

На момент 2013 года, пока Илья Симония все еще находился в местах, не столь отдаленных, он получил еще одно прекрасное для себя известие: его второй заклятый враг Дед Хасан покинул этот свет, причем таким же образом, как и Япончик. В начале зимы Аслан Усоян собирался пообедать в своем любимом московском ресторане «Старый Фаэтон», но этому не суждено было сбыться, поскольку на входе в заведение он был расстрелян неизвестным киллером. Данное преступление также до сих пор остается нераскрытым. Следователи и рады бы снова привлечь к нему Симонию, но тот обладал железобетонным тюремным алиби.

Махо имел все основания рассчитывать на возвращение себе воровского титула, поскольку его злейшие враги мертвы и некому будет так яро противодействовать его цели. Однако здесь на главную сцену выходит новый персонаж – Шакро Молодой (Захарий Калашов). Он собрал под своей эгидой множество бригад, общак и вел себя соответствующим лидеру образом. Шакро не видел смысла в помощи Симонии по возвращению титула вора в законе, однако, открыто ему не препятствовал, публично сохраняя нейтралитет.

Но если в мире имело место такое явление как «Проклятие Махо», то в случае с Шакро оно снова себя обнаружило. Не успел Калашов расправить крылья, как был упрятан в колонии строго режима на 10 лет по статье «Вымогательство». Так или иначе, все враги Симонии покинули этот свет и следствию остается только догадываться, имел он к этому отношение или нет.

Что касается самого Махо, то он на данный момент он на свободе, не отошел от преступных дел, в руки правоохранительных органов пока не попадется и в громкие дела не влезает. Возможно, так и продолжалась бы его воровская жизнь, пока осенью не стало известно о том, что персоной Симонии заинтересовался сухумский воровской клан. На данный момент он считается самым могущественным во всей России.

Сухумский клан во главе со своим лидером – Мерабом Джангвеладзе (Мерабом Сухумским) организовали в Италии воровскую сходку, на которую пригласили не только самых известных российских и иностранных преступных элементов, но и всех бандитов, которые каким-то образом имели отношения к судьбе Махо. Но на этот раз на сборище никто, кроме преемника Шакро Молодого – Бадри Когуашвили не протестовал против возращения Махо заветного титула вора в законе.

Итог: спустя 25 лет Махо снова был коронован. Его интересы по-прежнему лежат в пределах Иркутской области, где, как мы помним, по-прежнему «правит» Тюрик, назначенный Япончиком. Конфликт неизбежен, а значит преступное положение не только в регионе, но возможно и во всей стране, будет изменено.

Ссылка на основную публикацию