Жизнь короля преступного мира «Сильвестра». Все о лидере Ореховской ОПГ, Сергее Тимофееве

Сильвестр и его могила

Сразу после развала СССР произошёл стремительный рост преступности. Криминальные разборки 90-х оставили большой след в современной истории России. В уголовном мире появились авторитеты, о которых начали слагать легенды. Одной из таких фигур был Тимофеев Сергей Иванович, известный под погонялом Сильвестр.

Киллер с офицерской честью

До того, как Тимофеев стал лидером «Ореховской» ОПГ он сошёлся местной шпаной ещё в начале 80-х.

Деревенский парень был физически крепким, умел располагать к себе людей. Спортом он начал заниматься в раннем детстве. В основном это были упражнения на турнике, занятия с гирями и гантелями. Какие-либо другие спортивные секции были для него недоступны в его деревне.

Родился Тимофеев в 1955 году в Новгородской области. В Москву попал лишь в 1975 году. Приехал он «покорять» Москву вместе со своим одноклассником. Произошло это после его службы в армии, на которую его призвали в 1973 году.

Служить отправили его в элитный Кремлёвский полк. О службе в нём в ту пору мечтали многие юноши Советского Союза. После службы в армии у Тимофеева появился реальный шанс закрепиться в Москве. И он им воспользовался.

Прописка в столице в то время была строго лимитирована. Для того, чтобы получить её нужно было проработать несколько лет на московских стройках или на определённых предприятиях.

Тимофеев устроился в одно из столичных управлений ЖКХ Главмосстроя. Приняли его на работу на должность спортивного инструктора. Устроившись на работу, он поселился в общежитии и женился.

Несмотря на своё семейное положение, его частенько видели у ресторана «Арбат». Там он любил снимать проституток, которых впоследствии начал крышевать.

Обосновавшись в Москве, Тимофеев серьёзно занялся рукопашным боем и стал задумываться над поиском дополнительных доходов.

Зарплаты инструктора катастрофически не хватало для той жизни, о которой он мечтал. В свободное от основной работы время он начал подрабатывать бомбилой в частном извозе.

Но и этого ему не хватало. Случай свёл его с ореховской шпаной. Руководил тогда ею мало кому известный рецидивист Ионица. Впоследствии он спился и отошёл от дел.

Ореховские пацаны искали молодых, физически крепких ребят для охраны напёрсточников. Тимофеев и его парни-спортсмены охотно взялись за это дело. Всем нужны были деньги, а за охрану напёрсточников платили больше, чем на основной работе.

Войдя в криминальный бизнес, Тимофеев постепенно вытеснил из него прежних кураторов и сам встал во главе него. Сумел он договориться и с местными ментами. Они посчитали его адекватным парнем. Между ними было заключено неофициальное соглашение о том, что они не трогают Тимофеева, а тот обеспечивает порядок на районе.

Длительное время оно соблюдалось обеими сторонами. Тимофеев следил за тем, чтобы не было никаких дебошей, пьяных драк и поножовщины в подконтрольных ему местах, а милиция не трогала крышуемых им напёрсточников.

Договориться с милицией ему помогло славное армейское прошлое, а также опыт участия в местной добровольной народной дружине. Ему часто приходилось ранее патрулировать вместе с милиционерами улицы города и пресекать различного рода хулиганские действия.

Ореховская ОПГ, 90-ые

Закрепившись в криминальной среде и став в ней отчасти своим человеком, Тимофеев решил расширить виды нелегальных промыслов.

Очень быстро он подчинил себе вместе с напёрсточниками южной окраины столицы ещё и авто угонщиков. Помогал ему налаживать криминальный промысел в Орехово-Борисово его брат, носивший прозвище Иваныч-младший.

Принятый во времена правления страной Горбачёвым закон «О кооперации», открыл для Тимофеева новый источник криминального дохода. Он понял, что можно неплохо зарабатывать на крышевание кооперативщиков, которые в то время стали появляться в стране, как грибы после летнего дождя. Тимофеев быстренько сколотил ОПГ и занялся рэкетом. В неё вошли бывшие спортсмены, молодые и дерзкие парни, жаждущие большой наживы.

Возглавляемая им банда подмяла под себя несколько кооперативов по ремонту машин и продаже автозапчастей. Под их контроль попали три ресторана: «Керчь», «Загорье» и «Орехово».

Когда у ореховских пацанов возникло желание поставить под свой контроль рынка в Южном порту, на их пути встали чеченские бандиты.

Сильвестр тогда решил обойтись малой кровью и обратился за покровительством и помощью к лидеру сформированной уже на тот момент «Солнцевской» ОПГ Сергею Михайлову, известному в криминальных кругах под погонялом Михась. Это усилило авторитет самого Сильвестра и сколоченной им банды.

Какое-то время Тимофеев и Михайлов успели вместе даже поработать, пока в 1989 году их не арестовали.

От тракториста до Сильвестра

В школьные годы Серёжа Тимофеев впервые сел за руль трактора в своей родной, затерянной на просторах Новгородской области деревни Клин.

Находилась она на удалении 200 км от областного центра. Помимо трактора он виртуозно научился водить машину.

Работа трактористом никогда не была для него пределом мечтаний. Служба в армии оказалась для него реальным шансом вырваться из захолустья и изменить свою жизнь. И он воспользовался им, когда, отслужив, не вернулся в родную деревню.

Столичная жизнь открывала перед ним перспективы, гораздо более интересные, чем работа в родной деревни. В Москве произошла эволюция его личности от тракториста до Сильвестра. Школьное прозвище «тракторист» отлипло от него сразу после прихода к ореховской шпане. В этой среде его прозвали Серёжей Новгородским.

Завоевав авторитет в криминальной среде, он получил погоняло Сильвестр, которое закрепилось за ним до самой смерти. Прозвали его так из-за схожести его причёски со стрижкой Сильвестра Сталлоне.

Серьёзной вехой в его жизни оказалась первая судимость. Арест в 1989 году закончился для него реальным сроком. Вместе с Тимофеевым тогда были задержаны Михась, Люстрик и Авера-Старший. Им было предъявлено обвинение в вымогательстве денег у руководителя кооператива «Фонд».

Следствию так и не удалось доказать на суде групповой сговор, поэтому в МЛС отбывать свой срок отправился только Тимофеев. Суд приговорил его к трём годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Большую часть срока Тимофеев просидел в Бутырке. По данным некоторых источников последнюю часть своего срока он отбывал в Тверской области в ИТК №1, известной как «сотка».

Освободившись в 1991 году, он вернулся в Орехово-Борисово и сразу стал сколачивать новую банду. Под его началом объединились мелкие разрозненные группировки.

Итогом их слияния стало создание серьёзной по размеру и силе ОПГ .

Почувствовав время, Тимофеев решил не мелочиться и начал подминать под себя все крупные компании и предприятия на юге столицы.

Под их контроль попал ряд банков, заведения общепита, ночные клубы и индивидуальные предприниматели. На то, чтобы обложить всех их данью у Тимофеевской ОПГ ушло несколько месяцев. Крупные коммерческие структуры отдавали им до 30% от суммы своего дохода, а мелкие до 70%.

Криминальные доходы потекли в банду рекой. Это позволило Тимофееву хорошо вооружить и технически оснастить своих бойцов. Закрепившись на одной территории, он начинал расширять границы своего влияния.

После усиления группировки несколько «славянских» авторитетов предложили Сильвестру короноваться, но отказался. Ходили слухи, что воровскую корону Тимофеев получил ещё в Бутырке, но затем по какой-то причине был её лишён на той же сходке.

Отсутствие титула вора в законе не мешало Тимофееву иметь серьёзный вес в криминальной среде. Даже «некоронованный» он по своему могуществу был равнозначен известному вору в законе Отару Квантришвили, с которым у него длительное время были хорошие отношения.

Путь Сильвестра

В 1992 году у Сильвестра появилась новая жена, имевшая израильское гражданство, Ольга Жлобинская. Их брак был фиктивным. Тимофееву нужно было получить второе гражданство, и он решился на этот шаг.

Досталась эта жена ему как переходящий приз от Григория Лернера. Тот познакомился с ней ещё в начале 80-х годов. Длительное время Лернер прожил с Жлобинской в гражданском браке.

Сильвестр и Отар Квантришвили

Сам Григорий Львович Лернер является личностью весьма любопытной. Израильско-российский предприниматель, финансист и аферист был буквально рождён для того времени. В 90-е годы его криминальный талант оказался к месту и в полной мере раскрылся.

К моменту знакомства с ним Тимофеев уже стал очень обеспеченным человеком. Он имел 2 автомобиля «Мерседес Бенц»-600, оснащённые редкими в тот период телефонами сотовой связи, и сотни миллионов рублей криминальных накоплений.

Лернер пообещал Сильвестру грамотно вложить и приумножить его капиталы и сдержал своё слово, а заодно убедил Жлобинскую уйти от него к Сильвестру ради общего дела.

Она оказалась надёжным компаньоном по бизнесу, умной деловой женщиной. Как только под контролем Тимофеева оказался «Московский торговый банк», он поставил Жлобинскую на должность управляющей банком.

В 93-м году Сильвестр с помощью Лернера через своих людей получил 20 больших кредитов и перевёл их на счета частных фирм, как оплату по фиктивным контрактам. Затем эти деньги путём определённых финансовых манипуляций оказались на счетах швейцарских и израильских компаний господина Лернера. После проведения этой крупной банковской аферы он был объявлен в федеральный розыск.

В ходе следствия правоохранители выяснили, что все компании Лернера были открыты исключительно для выведения мошенническим путём добытых денег из России.

Прославился «Московский торговый банк» не только сотрудничеством с Лернером, но и Борисом Абрамовичем Березовским. Тот вложил в него деньги «Автомобильного Всероссийского альянса», и очень долго после этого не мог их получить обратно.

Нежелание банка возвращать ему деньги стало причиной покушения на Березовского, который свои претензии предъявлял лично Тимофееву.

В 1994 году на Новокузнецкой улице возле здания «ЛогоВАЗа» была совершена попытка взорвать машину Бориса Абрамовича. Когда его автомобиль проезжал мимо заранее заминированной и стоящей возле его офиса машины, прогремел взрыв.

автомобиль Березовского после покушения

Березовскому тогда чудом удалось уцелеть, отделавшись различными увечьями. Его водитель погиб на месте.

Это покушение вызвало широкий резонанс в СМИ. По этому поводу с гневной речью выступил даже сам Ельцин. Вскоре после этого события Банк вернул Березовскому его средства.

По оценкам различных экспертов, через «Московский торговый банк» Сильвестру удалось вывести из страны десятки миллиардов рублей по курсу того времени.Он оказался мастером проведения крупных финансовых афер.

Данные ему Лернером уроки проведения банковских махинаций не прошли даром. Самой значимой финансовой аферой Сильвестра стало создание фонда «Властелина». В качестве его вкладчиков он привлёк известных артистов.

Видя, что во «Властелину» вкладывают большие суммы денег любимые кумиры и обычные люди понесли в фонд и свои деньги. Никто из вкладчиков фонда не мог тогда предположить, что все их деньги пропадут.

Несмотря на свои криминальную деятельность, Тимофеев не хотел иметь дело с откровенными уголовниками. Может быть поэтому, он и отказался от воровской короны.

Его ближайшими соратниками были офицер КГБ Григорий Гусятинский и чемпион СССР по пауэрлифтингу Сергей Ананьевский. А к решению конфликтных ситуаций он привлекал «Измайловскую», «Таганскую», «Гольяновскую» или «Перовскую» группировки.

Хорошие связи у Сильвестра были с екатеринбургскими братками. Они уступили Тимофееву долю в своём металлургическом бизнесе на Урале в обмен на часть доходов от деятельности аэропорта «Домодедово».

Ко всему прочему Сильвестр решил отломить себе кусок от нефтяного пирога. Им было принято решение вложить часть денег в нефтяной бизнес на Украине.

Курировать украинские инвестиции от имени Сильвестра должен был Георгий Гусятинский, который на тот момент являлся лидером «Медведковской» ОПГ.

Он должен был получить поддержку от одного задолжавшего Тимофееву крупную сумму денег киевского предпринимателя.

Вместе с интересами на Украине Тимофеев проявил интерес к туапсинскому НПЗ, в приобретении которого без чиновников было не обойтись.

Отсутствие воровской короны у Сильвестра упрощало ему задачу общения с ними. Представители власти старались не иметь никаких дел с людьми, имевшими уголовные регалии. Такие контакты могли дискредитировать их. Шансы приобрести завод у Тимофеева были высоки., но возникло препятствие в лице Отари Квантришвили.

Несмотря на длительные хорошие отношения, Сильвестр обратился к Гусятинскому и Буторину с просьбой устранить Отари. Заказ ими был принят и исполнен. В качестве киллера был выбран Алексей Шерстобитов, имевший погоняло Лёша Солдат.

Убили Квантришвили возле Краснопресненских бань. Произошло это в апреле 1994 года.

Сам Сильвестр в это время вылетал в США. У него была назначена встреча с Япончиком в Бруклине. По слухам, тот дал Тимофееву добро на контроль над всей Москвой.

Такие предположения неоднократно опровергались различными людьми. Одним из них был Андрей Константинов, написавший известный широкому кругу читателей криминальный роман «Бандитский Петербург».

В 1997 году Константинов опубликовал статью в журнале «Огонёк», в которой говорилось о том, что между Сильвестром и Япончиком возникли тогда разногласия.

По данным газеты «Коммерсант» к 94-му году возглавляемая Тимофеевым «Ореховская» ОПГ контролировала наркоторговлю почти на всей территории столицы. Стать нефтяным магнатом Сильвестру помешала смерть.

Конфликт Сильвестра со знаменитостями

На заре своей криминальной деятельности у Тимофеева были попытки подмять под себя известных артистов и брать с них дань за каждый проведённый в Москве концерт.

Так он попытался «наехать» на Владимира Кузьмина, но получил от него решительный отпор. «Крыша» популярного артиста оказалась куда круче могущества Сильвестра, которым он тогда обладал.

На этом пересечение дорог Тимофеева с представителями артистической среды и шоу-бизнеса не закончились.

В созданном Сильвестром фонде «Властелина», лицом которого была Валентина Соловьёва, потеряли деньги многие известные артисты. В их числе оказались и Ефим Шифрин, и Клара Новикова, и Пугачёва с Киркоровым. Тимофеев тогда остался в стороне. В МЛС отбывать назначенный судом срок отправилась только Соловьёва, которая по факту была подставным лицом.

Самым громким конфликтом Сильвестра с российскими знаменитостями стала его стычка с Аллой Пугачёвой. Их ссора произошла незадолго до смерти Тимофеева. Её причиной стало здание кинотеатра «Смена». Примадонна хотела переделать его под свой Театр песни. Сильвестр поставил ей условия: или будешь платить мне, или никакого театра не будет.

Планы Пугачёвой так и не были реализованы. Как утверждали вхожие в её круг общения люди, не получилось открыть Театр песни ей не из-за ультиматума Сильвестра, а из-за неподъёмной суммы вложений, которые необходимо было инвестировать в реконструкцию кинотеатра.

Самого Тимофеева Алла Борисовна не боялась. У неё, как и у Кузмина, были более влиятельные связи.

Вражда с кавказцами

По мере роста авторитета Сильвестра в Москве, увеличивалось и число его врагов. В начале 93-го года у него возникли серьёзные «тёрки» с поддерживаемым кавказцами вором в законе украинского происхождения Глобусом. Он был коронован ими в надежде на то, что с его помощью им будет легче проникать в криминальный мир столицы.

Тимофеев испытывал сильную личную неприязнь ко всем выходцам с Кавказа, называя их «цветными». За это он пользовался определенной степенью уважения у силовиков.

Неприязненные отношения к кавказцам сформировались у Тимофеева в начале криминальной карьеры. Тогда кавказцы в одной из разборок сильно избили его. Сильвестр им этого не простил и сделал с ними тоже самое, когда на помощь пришла подмога сторонников.

С тех пор он при каждом удобном случае стал провоцировать кавказцев на конфликт. Настоящая война у него с ними началась из-за контроля над клубом «Арлекин» в 93-м году. По сути, этот клуб был не нужен Тимофееву, но он пошёл на принцип и решил его никому не уступать. Первым делом он захотел физически устранить Глобуса. Для этих целей был привлечён легендарный киллер Александр Солоник. Он был членом «Курганской» ОПГ.

Солоник застрелил Глобуса в апреле 1993 года, когда тот выходил из помещения знаменитой дискотеки «ЛИС’С».

Глобус

Через неделю после этого события был убит Владислав Ваннер, известный под погонялом Бобон. Он считался правой рукой Глобуса.

Продолжением войны Сильвестра с кавказцами стало убийство Отари Квантришвили, с котором он какое-то время был дружен. Закончились эти войны только после смерти самого Сильвестра.

Жены Сильвестра

Первую супругу Тимофеева звали Любовью. Знакомы они были ещё со времён деревенской жизни. Их брак, в котором родилось двое детей, официально продлился 7 лет.

После развода с первой женой Тимофеев зарегистрировал брак с Ольгой Жлобинской и взял её фамилию. Это помогло ему в короткие сроки поучить гражданство Израиля. Коренная москвичка Жлобинская, родившаяся на Чистых прудах, получила его задолго до знакомства с Тимофеевым.

Вместе с постом управляющей «Московским торговым банком» она занимала в период брака с Сильвестром должность главы АОЗТ «Юстинлев Инк» и «Ареалинстрах». Эти фирмы использовались, как «отмывочные» криминальных денег.

Какие отношения на самом деле связывали её с Сильвестром сказать сложно. Тимофеев неоднократно заявлял своим приятелям, что их брак фиктивный. Его первая жена в одном из телевизионных интервью каналу НТВ рассказывала о том, что продолжала жить с ним после развода вплоть до последнего дня его жизни.

Ольга Жлобинская после провёрнутой Лернером аферы с банковскими кредитами попала в поле зрения правоохранителей.

Она была задержана сотрудниками московского РУБОП. Ей инкриминировали хищение 18 миллиардов рублей. В качестве меры пресечения в отношении неё применили подписку о невыезде. Это не помешало Жлобинской покинуть пределы России и спешно уехать в Израиль следом за Георгием Лернером.

Ольга Жлобинская (бывшая жена Сильвестра) сегодня

В этой стране она прослыла «величайшей авантюристкой» того времени. Очень быстро она обзавелась новым израильским паспортом на имя Илоны Рубинштейн и обанкротилась.

В 1997 году она была арестована израильской полицией вместе с Лернером. Сейчас она на свободе и продолжает жить в Израиле.

Гибель

Убийство Сильвестра обсуждается до сих пор. Многие журналисты проводили по этому поводу собственные расследования и выдвигали версии того, что Тимофеев до сих пор жив.

Правоохранительные органы считают, что преступление ими полностью раскрыто и что Сильвестр убит. Сомнения журналистов по поводу его гибели основываются на том, что его труп был опознан только личным дантистом по зубам погибшего.

Не исключено, что он мог быть в сговоре с Сильвестром. Опознать труп по другим признакам тогда оказалось невозможным. Тимофеев был взорван в своём автомобиле в Москве на Тверской-Ямской в сентябре 94-го года.

Труп сильно обгорел и был изуродован. Любопытно, что незадолго до этого события Сильвестр провернул крупную банковскую аферу со своей второй женой Ольгой Жлобинской и к моменту убийства она выехала из страны.

По мнению некоторых журналистов, Тимофеев мог воспользоваться услугами пластического хирурга, изменить свою внешность и взорвать в своей машине кого-то другого. А за тем под чужим именем с «новым» паспортом выехать из страны вслед за своей второй женой.

Такую же версию озвучивали тогда и некоторые участники «Солнцевской» ОПГ.

Мерседес Сильвестра после покушения

Такой уход из криминальной среды позволял Сильвестру начать новую легальную жизнь с чистого листа, избавиться от преследования правоохранительных органов и криминальных авторитетов.

Отношения с последними у него стремительно ухудшались. После убийства Отари Квантришвили и Валерия Глобуса против него ополчились члены их группировок. Были претензии к Сильвестру со стороны Бориса Березовского и Япончика.

Против версии инсценировки убийства Тимофеева выступала его первая жена. Она рассказала журналистам о том, что в день его гибели они общались.

Он поделился с ней своими планами пойти в политику и рассказал о какой-то важно встрече, на которую едет. Много лет спустя после убийства Сильвестра своё расследование провели израильские журналисты. Они заметили похожего на Тимофеева мужчину в доме Ольги Жлобинской в Израиле, но доказать что-то так и не смогли.

Странно в этом деле и то, что в день убийства Тимофеева охраняли 19 человек. Заложить заряд под его машину могли только на мойке, что вызывает сомнение.

Непонятно и то, каким образом имевший личного водителя Сильвестр оказался в тот день в машине один. Долгое время не был известен заказчик его убийства. Ходили разные слухи, но они не находили подтверждения.

После экстрадиции из Испании в Россию в 2010 году Сергея Буторина сразу трое членов «Ореховской» ОПГ, отбывающие сроки в МЛС, неожиданно решили дать против него показания.

Они рассказали о том, что именно Ося (Буторин) был заказчиком убийства Сильвестра. Он якобы посчитал, что шеф относится к нему недостаточно хорошо. Этот мотив вызывает сомнения.

Известно, что в ОПГ Буторин входил в число лидеров группировки и пользовался различными благами, недоступными рядовым членам банды.

После гибели Тимофеева созданная им ОПГ распалась на 15 небольших банд. На следующий день после убийства Сильвестра было совершено покушение на его ближайшего помощника – Двоечника. Узнав о гибели своего шефа, он попытался на какое-то время спрятаться, но за ним была установлена слежка. Машина Двоечника была подорвана таким же устройством, что и автомобиль Сильвестра. Сам Двоечник тогда выжил.

Сильвестра хоронили в закрытом гробу. Его могила находится на Хаванском кладбище в Москве в ряду с другими криминальными авторитетами.

Ссылка на основную публикацию